Олег Бахматюк: НАБУ боится меня допрашивать, ведь дело придется закрыть

Хочу прокомментировать очередное заявление НАБУ по делу, которое расследовалось в течение 5 лет и 5 раз закрывалось из-за отсутствия состава преступления. Это дело, которое больше года назад реанимировал для НАБУ бывший заместитель генпрокурора Касько, даже не ознакомившись с материалами. Это дело касается бывшего и.о. председателя НБУ Александра Писарука, о чем НАБУ почему-то никогда не упоминает, и меня как бывшего акционера "ВиЭйБи Банка". Из заявления НАБУ следует, что главной проблемой в этом деле является не отсутствие доказательств нанесенного государству ущерба и злого умысла, а то, что они не могут экстрадировать Бахматюка. При этом только Бахматюк очень хочет, чтобы НАБУ его допросило. И у меня есть объяснение, почему НАБУ этого допроса очень боится.

Начнем с того, все это время крупнейшими достижениями НАБУ в этом деле являются попытки моей незаконной экстрадиции. Вы уже, наверное, читали заявления Офиса Генпрокурора и представительства Интерпола о том, почему НАБУ не имеет права требовать таких процессуальных действий. Думаю, и читали заявления НАБУ о том, как им мешают работать. На самом деле и прокуратура, и Интерпол при всем желании не могут выполнить прихоть Артема Сытника - ведь есть соглашения о международном сотрудничестве, согласно которым такие действия действительно являются незаконными. Ведь я не в международном розыске, не прячусь от следствия, официально сообщил НАБУ и другим следственным органам о моем фактическом местонахождении, а правоохранительные органы Австрии эту информацию официально подтвердили. Более того, я все жду официального визита детективов НАБУ, готов и хочу ответить на любые их вопросы. И напрасно жду этого уже год и 2 месяца.

Позволю себе субъективную ремарку. Мы видим "экстрадиционный" хайп вокруг этого дела НАБУ именно потому, что не видим результатов расследования. Более того, за год и 2 месяца, которые НАБУ расследует дело о предоставлении НБУ рефинансирования "ВиЭйБи банка", меня не допросили ни разу, менеджеров банка и бывшего и.о. председателя НБУ Писарука, главного фигуранта дела, допросили аж 1 раз еще в прошлом году, и после этого потеряли к ним всякий интерес.

Кстати, относительно главного фигуранта. Слышали ли вы хоть раз от НАБУ и "Центра противодействия коррупции" Шерембея и Шабунина, фамилию Писарука в этом деле? Ведь НАБУ не расследует дела против бизнеса. Дело может касаться только обвинений чиновника категории "А", а все, что касается бизнеса, расследуется Национальной полицией, Службой безопасности и Государственным бюро расследований. НАБУ же называет это дело "делом Бахматюка", очевидно, из боязни разозлить западные посольства и МВФ - Писарук кроме всего прочего некоторое время был работником МВФ и на Западе имеет хорошую репутацию, а никаких доказательств того, что он совершил какое-то умышленное преступление, НАБУ так и не нашло. Собственно, единственным доказательством того, что преступление совершил бизнесмен Бахматюк, НАБУ считает открытое совещание в НБУ. Тогда, во время "банкопада", НБУ в пределах своих полномочий выделял стабилизационные кредиты коммерческим банкам, из которых клиенты массово выводили средства из-за панических настроений. Несмотря на все мое негативное отношение к действиям НБУ в той ситуации и то, что меня трудно назвать фанатом, Писарука и именно НБУ подтвердил и Фонд гарантирования проверил, и экспертизы доказали, что вся сумма рефинансирования, 1,2 млрд грн, была под контролем НБУ выдана 80 тысячам вкладчиков банка. Более того, сам банк я пытался спасти от ликвидации по решению НБУ, в том числе вложив в него существенно большие средства, но не нашел тогда понимания у Гонтаревой.

У НАБУ есть другое мнение по этому поводу? Пожалуйста, официальные выводы, экспертизы, можно допросить всех участников процесса. Я вот приглашаю детективов к беседе с соблюдением норм действующего законодательства и положений международных соглашений. Но допросов, кроме одного формального с Писаруком и одного допроса менеджеров банка, проведенных еще год назад, в этом деле больше не происходит. За это время Писарук выиграл суд против НАБУ, который признал открытие дела против него незаконным. Я тоже выиграл несколько судов, дело должны были закрыть, но для НАБУ оказалось удобным только одно решение, решение апелляционной палаты ВАКС, об избрании мне меры пресечения. Другие решения других судов НАБУ считает "не такими". Судя по их заявлениям, "не такими" они считают и решение прокуратуры не нарушать международные конвенции. "Не такие" для НАБУ и Интерпол. Хотя все эти структуры не принимают нужно НАБУ решения по одной причине: поскольку это касается нарушения норм международного сотрудничества. И напрямую касается нарушения прав человека, что является сферой рассмотрения ЕСПЧ.

Вчерашнее заявление НАБУ относительно «не такого» Офиса Генпрокурора, собственно, также меня мало касалось. По моему мнению, единственная цель всего этого хайпа, является поиск «врагов народа», вся эта имитация бурной деятельности – чтобы скрыть то, что дело по существу разваливается. И мои показания похоронят его окончательно. Единственное, что может делать НАБУ, и чем оно, собственно, и занимается, чтобы хоть как-то сохранить лицо в этой ситуации - назвать Бахматюка "олигархом", которым я не являюсь хотя бы потому, что нет ни партий, ни телеканалов, и обвинять в собственной некомпетентности прокуратуру, суды, Интерпол. Любого, только не себя.

Конечно, при таких обстоятельствах и имеющихся (т.е. отсутствующих) доказательств дело давно надо было бы закрыть, но оно явно находится для Артема Сытника в плоскости личных интересов. Работник моей компании был главным свидетелем на суде, который признал Сытника виновным в коррупции, по результатам директор НАБУ официально занесен в реестр коррупционеров НАЗК. Я считаю, и аргументировано доказывал это не раз, что дело Сытнику нужно как инструмент мести мне и как инструмент уничтожения моей компании. Я уже считал прежде, что война Сытника против меня принесла больше убытков компании, чем принесла нам война России против Украины. Действительно, за последний год и 2 месяца преследований со стороны НАБУ 30% наших работников остались без работы, мы были вынуждены закрыть предприятия. Мы заплатим гораздо меньше налогов (а мы были одними из крупнейших налогоплательщиков в Украине, напомню).

Наконец, НАБУ не интересует возврат средств в бюджет - предлагались меморандумы, предлагались выгодные для государства пути урегулирования вопросов задолженности украинских банков, возникших в результате банковского кризиса 2014-2017 годов и политики НБУ. НАБУ не интересует и поиск истины в этом деле, иначе меня бы хоть раз допросили. Проще всего списать на экстрадицию, которая не удалась, хотя допрос как раз НАБУ и не интересует. У вас еще есть сомнения, что это не так? Я заявляю еще раз: ожидаю визита детективов НАБУ в официально известное им место моего пребывания, где в рамках международного сотрудничества в соответствии с установленными законодательством процедурами я готов ответить на вопросы НАБУ ко мне. Все остальные «отмазки» обоснованно считаю замыливанием глаз украинскому обществу и попытками НАБУ «повесить» провал расследования на другие, причастные к этому следствию, украинские и международные следственные органы и правоохранительные структуры.